Три основные ошибки, которые допускают взрослые в отношении к проблемам ребенка

 

Бурные дискуссии о закономерностях психического развития велись веками и продолжаются до сих пор. Представители разных научных дисциплин предлагают свои трактовки, подходы и гипотезы относительно феноменов, механизмов и этапов онтогенеза (греч. ontos — существующее, genete — происхождение, род; то есть история развития индивида) человека. Специалисты по-разному трактуют «нормы реакции», и отклонение ребенка от стандартов и нормативов является точкой столкновений различных школ.

Ни для кого, ни секрет, что мысль материальна, в прямом смысле этого слова. Как бы мы не высказывали свои мысли – вслух или про себя, они начинают руководить нашим поведением. Незаметно для себя мы начинаем жить и действовать именно так, как только что себе рассказали. В психологии это определяется как «самоосуществляющееся ожидание». Великий ученый Г.Г. Гадамер, один из основоположников герменевтики — науки о понимании смысла, сказал: «Стоящий за высказыванием вопрос — вот то единственное, что придает ему смысл. Высказать что-то — значит дать ответ».

Если только нам становится достаточно одного определения состояния ребенка, диагноза и мы не задумываемся о предпосылках, механизмах, которые привели к данному состоянию, мы не сможем решить сложившуюся проблему. Еще больше мы усугубляем проблему, если игнорируем индивидуальные особенности каждого ребенка, такие как темперамент, особенности развития и т.д.

Ведь то, что (и как) мы воспринимаем, является основополагающим руководством к нашим размышлениям, выводам и действиям. Рассмотрим пример, приведенный А.В. Семенович в книге «Эти невероятные левши»:

«Представьте себе огромное ветвистое дерево. А теперь забудьте, что вы знаете, что такое «дерево».

Если смотреть на «это» сверху с большой высоты (например, из самолета), вы увидите только большой массив чего-то зеленого («фасад»). Может быть, вам удастся рассмотреть различия в форме или окраске. И это все: ведь вам видна только крона. Сверху не видны ни ветви, ни отдельные листья, ни тем более ствол.

Если же вы посмотрите на «это» снизу, окажется, что «оно» растет из земли, от ствола расходятся в разные стороны ветви, каждая из которых порождает множество более мелких, на них... и т.д. Иными словами, перед нами предстанет целостный образ разнородных, но однозначно взаимосвязанных частей».

Когда диагноз подтверждается не одним специалистом, звучит изо-дня в день, взрослые, сами того не желая предопределяют свое отношение к ребенку. Естественно, последующее поведение ребенка является ожидаемой и подтверждающей диагноз.

       Яркими примерами служат плохо говорящие дети, дети с диагнозом «аутизм». Родители, сами того не желая, начинают с ними меньше разговаривать, удовлетворяются нечленораздельными звуками ребенка, привыкают к отсутствию реакции на окружающий мир аутичного ребенка. Ясно, что в такой ситуации речь ребенка (не востребованная извне) не стремится к своему внешнему выражению — ведь его и так поняли, он получил то, что хотел. Зачем же тогда хотя бы пытаться что-то сказать?

Что касается подростков с девиантным поведением, родители перестают реагировать на их вызовы: «Он с детства гиперактивный», - объясняют они учителям. Учителя стараются просто избавиться от «неудобных» детей, ставят родителей и детей в такие рамки, что не остается ничего, кроме как перевести ребенка в другую школу.

Аналогично — с жалобами на неловкость, нежелание рисовать, агрессивность и т.п. Родители запоминают диагноз ребенка (невроз, задержка психического развития, гипертензионный сидром и т.д.) и опускают руки: «Что бы мы ни делали - все бесполезно, зачем мучать ребенка?», «Я быстрей сделаю сама, а то он закатится в истерике».

Опыт показывает, что в отношении взрослых к проблемам ребенка практически всегда присутствуют как минимум тричисто логические ошибки.

Во-первых, надо помнить, что — диагноз (любой, даже самый неблагоприятный) не приговор, который обжалованию не подлежит. Это констатация наличия у ребенка того или иного дефицита, причины и механизмы которого необходимо обязательно выявить и проанализировать, и бросить все силы на активное противодействие влиянию указанного дефицита на развитие и судьбу ребенка.

Следует мобилизоваться, найти походящих специалистов (дефектолога, логопеда, психолога) и совместно решать данную проблему. У специалистов вы должны получить ответ о первопричинах и последствиях данного диагноза, а так же информацию о возможных коррекционных программах, направленных на уменьшение или исчезновение симптома.

К проблеме необходимо подходить комплексно. Мы никогда полноценно не поможем ребенку, если не увидим всю картину его типа развития целиком. Конечно, это идеал, но стремиться к нему необходимо, тем более что современные методы исследования предоставляют все большие перспективы на этом пути.

Важно задействовать ресурс для развития, который дается каждому человеку от рождения. Конечно, у одних детей он больше, чем у других, но он есть, и его необходимо задействовать максимально.

Да, на сегодняшний момент, когда вашему ребенку 3,7,10,14 лет, вы справляетесь с ситуацией, хотя к 14 -16 годам становится очень сложно удерживать контроль над ребенком. Причем, если ребенка перестали развивать целенаправленно, сколько бы лет ему сегодня не было, он остановится в развитии на том этапе, на котором вы его оставили, на котором у вас опустились руки. Но ему необходимо взрослеть и жить дальше, и когда-то уже без вас, самому. Ему все равно нужно будет адаптироваться к окружающему миру. А результаты обязательно проявятся, может даже через несколько лет, они будут.

Второй ошибкой родителей является установка, что ребенок должен – заговорить, пойти, читать и т.д. Главным мотивом любого ребенка является глагол «хочу». Пока ему комфортно без этого, он не будет хотеть говорить, пользоваться горшком, читать и т.д. Единственное что он должен, так это захотеть говорить, пользоваться горшком и т.д. Только тогда когда без слов его не поймут, он будет сидеть мокрым, ему будет некомфортно, тогда ему нужно будет говорить, объяснить что он хочет.

А желание это может у него появиться только в ответ на требования, запрос со стороны взрослых, и элементарное копирование их поведения (движений, речи, поступков, скандалов и т.д.). Дети-Маугли, как известно, продолжали ходить на четвереньках вплоть до того возраста, когда их находили люди; они подражали и учились у тех, кто их окружал.

Третья ошибкасостоит в том, что в процессе общения с ребенком, амплитуда маятника родительской любви сильно раскачивается: с одной стороны мы заботимся о нем как о младенце, с другой, требуем быть ответственным и серьезным. Особенно ярко это проявляется в случаях «двое-троевластия» (мама, папа, бабушка, воспитатель и т.д.). Не забывайте, что требования к ребенку должны соответствовать его возрасту. Необходимо установить жесткие границы дозволенного ребенку, того что он должен делать сам и того, в чем ему еще необходимо помогать. Иначе в его бедной головке, в его «картине мира» и себя в этом мире образуется хаос, с которым он не может справиться. Ведь для него абсолютно неочевидны, более того — непонятны, необъяснимы наши доводы, побуждения, причины, по которым требования извне столь стремительно меняются. До поры до времени он видит себя только в зеркале нашего отношения к нему: объятий и поцелуев, претензий и наказаний, поощрений и восторгов.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация